ЖТ 2018: ТО, ЧТО Я ВИДЕЛ ГЛАЗАМИ ЭУРОНА ГРЕЙДЖОЯ И ДРУГИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЖЕЛЕЗНОРОЖДЕННЫХ

Список форумов Общий раздел Ролевой форум

Описание: Форум для обсуждения ролевых игр и всего околоролевого.
Модераторы: Gair, Zema

ЖТ 2018: ТО, ЧТО Я ВИДЕЛ ГЛАЗАМИ ЭУРОНА ГРЕЙДЖОЯ И ДРУГИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЖЕЛЕЗНОРОЖДЕННЫХ

Сообщение Шаман из Щуки » 25 авг 2018, 02:10

Летом 2018 года мы поехали на полигонную ролевую игру "Железный Трон" по мотивам эпопеи Джорджа Мартина "Песнь льда и пламени". Для команды П.О.Р.н.О. (Профессиональное Общество Реконструкторов На Отдыхе) эта игра стала четвертой, и примерно за год до неё, мы, собрались руководящей ячейкой и приняли решение вывезти целиком локацию "Железные острова". Это казалось очень сложным делом, но одобрение прошло с небольшим перевесом голосов.
Для меня лично это событие стало уникальным и очень полезным опытом, а мой рассказ можно охарактеризовать, как "То, что видел своими глазами Борис Першин, и другие приключения железнорожденных", потому что в свое повествование я добавил те события, которые происходили с моими друзьями и еще немного описал жизнь нашей локации, совсем чуть-чуть пожертвовав хронологией событий ради красоты повествования. Всегда приятно, когда что-нибудь бывает в первый раз, особенно в моем возрасте, да еще и с моим стажем подобных мероприятий. Так вот, я в первый раз играл того, о ком написано в книге, я в первый раз так серьезно подготовился к игре, и я в первый раз руководил сотней человек. Руководил я, слава Богу, не один - в нашей команде получилось целых пять лидеров, ответственных за свои направления, но способных друг друга подменить.
Мы по-разному применили свои таланты, но все старались по полной. Так случилось, что наш ворчливый и вспыльчивый Маунтян все оставшиеся от игры 360 дней является Павлом Владимировичем - топ менеджером одной из очень крупных кампаний и с того момента, как он был назначен ответственным за нашу координацию и предыгровую подготовку мы все почувствовали его тяжелую руку. Он разделил нас на несколько рабочих групп и всех заставлял активно заниматься кипучей деятельностью.
Я знал, что Аксель как-то связан со строительством, но ни разу не видел его в деле, так вот: под его началом был построен прекрасный замок с прилегающей к нему территорией. Скорее надо обозначить великолепную связку - Аксель, который организовал строительство и Лёха, который заставил всех сдать локационный взнос. А также Лёха - гений ролевой экономики, но об этом постараюсь рассказать после.
А еще у нас есть Костя, ну его все знают с того момента, как он метким броском копья отправил на землю квадрокоптер и этот ролик посмотрели около миллиона жителей планеты земля. Так вот у Кости есть одно отличительное качество - под его руководством даже мешки с жиром воюют так, как будто что-то умеют, а уж при наличии такого количества обученных ранятников, волноваться об обороноспособности Железных Островов не приходилось.
На стадии доигровой подготовки мы с Костей проводили тренировки для нашей команды примерно по одной в месяц, а на самой игре и месяца за три до нее я занимался дипломатией и шпионажем. На железных островах не предусматривалось мастера над шептунами, но я решил исправить этот недочет и стал волонтером: навербовал себе шпионов, которые были практически в каждой локации. Об этом писать подробно я не буду, потому что в целом, с некоторыми огрехами идея сработала, и, чтобы люди в будущем захотели играть в шпионаж со мной, из этого рассказа они поймут, что я их не сдам, но, возможно, обеспечу веселыми историями на будущее.
Подавляющее большинство железнорожденных составили реконструкторы 9-11 века, которых мы знаем много лет. Дом Грейджой стал самым многочисленным. Чтобы дорогой читатель имел представление о Квеллоне Грейджое, лорде наших Железных Островов, я немного расскажу о своем друге Медведе. На играх он не был с 2007 года и раньше играл только солдата из шестого ряда, однако сейчас идеально соответствовал роли: огромный бородатый мужик, умеющий веселиться от души, обладающий громовым голосом и бесконечными возможностями в утилизации алкоголя. Роли его детей распределились следующим образом: сварливый Маунтян изъявил желание играть Бейлона Грейджоя, потому что, этот персонаж ему очень нравится. Боевитый Костян стал Виктарионом Грейджоем, потому что этот персонаж очень близок ему по духу, а я получил Эурона Грейджоя по остаточному принципу, однако в процессе игры мне даже понравилось с определенными поправками. Эурон в книге ненавидит свою семью и всех, кто его не боготворит, а наша команда еще слишком молода, чтобы активно играть в противоборство внутри, поэтому мой Эурон стал зловещим специалистом по безопасности дома Грейджой. Еще были дети, жены и гвардия, и о них я обязательно еще поведаю в своем рассказе.
Я считаю, что в мире людей законы гравитации работают так же, как и в космосе, и с того момента, как мы начали интенсивную подготовку, в наши паруса подул ветер удачи, который не ослабевал ни на день, превратился в ураган и привел Железный флот к отличному выезду. (Я позволю себе небольшое уточнение - про жителей Железных островов в первоисточнике информации относительно не много, и по сему её подача упрощена - у нас все кроме икры было железное: острова, цена, флот, люди, победа, яйца…)Однако, обо всем по порядку: нам дали обалденного регионального мастера Юру Скалдина. Дело не в том, что я его знаю еще с того времени, как учился в школе, а он там вел кружок настольных игр, а в том, что Юра нам помогал с вывозом Пайка от начала и до конца, не облегчая при этом нашей игры, а давая возможность самим находить выход из сложных игровых ситуаций. Помимо него, нашими мастерами стали Регина и Маф, уже прекрасно знакомые с командой П.О.Р.н.О. и Алексей, друг Юры, который идеально вписался в коллектив наших региональщиков. Самый лучший во вселенной клуб - моя родная "Черная Щука" заняла большое количество ролей в доме Грейджой и его гвардии, основой малых домов Харлоу и Ботли стал клуб "Яромир", малым домом Драммов стало "Наследие Предков" из Раменского. Из-за несправедливой непопулярности ролевых игр среди реконструкторов, нам пришлось рискнуть и взять команду из Архангельска, которую только видели раньше на играх, и она стала невероятно пассионарным и великолепно вписавшимся в наши Железные Острова домом Винчей. На играх по условному средневековью всегда есть проблема, заключающаяся в том, что на 30 лордов всего двое крестьян, так вот мы не приложили особых усилий чтобы у нас было по-другому, однако нам опять повезло: несколько энтузиастов из числа реконструкторов раннего средневековья вывезли целую деревню, полностью оборудованную бытом и построили прекрасное заведение "Распутный Кальмар", в котором наливали холодное свежее пиво, спасавшее нас от жары. Изюминками везения стали: мейстер, которого нам просто назначили, но он оказался самым крутым на полигоне и в последний момент пожелавшие с нами поехать девочки из "Hell's Kitchen" - лучшей полевой кухни в виде пирожковой "Hell's Kraken Daughter". С едой у нас и так все было хорошо, потому что почти все наши островитяне купили абонементы на питание от Штефана, но Агата и Лина готовили так красиво и так вкусно, что многие жерезнорожденные постоянно оказывались у них за столами. Мы не отставали от нашего везения и поддерживали гравитацию собственной активностью: Лёха, будущий эрл Ботли приехал на полигон за 10 дней до игры, вооруженный триммером, а потом на строяк стали подтягиваться и остальные. Надя и другие девочки сделали колоссальный объем работы по оформлению нашего города, я встречался, созванивался и списывался с большим количеством ролевиков из других команд, общим интересом которых являлось желание избежать грабежа Грейджоев, и за некоторые гарантии они готовы были пойти на большие игровые преференции в нашу пользу.
На полигонных ролевых играх каждый игрок должен подготовить историю своего персонажа для того, чтобы мастера смогли их связать в единый сюжет и сделать эти три дня игры еще интереснее. Чаяниями нашего региональщика и непрерывно напоминающего всем и все Маунтяна, железнорожденные с этой задачей справились, но, при этом у нас было три рекордсмена по колоритности. Первый из них это староста деревни "Карпотраховка" Кирстен "Пробитое Днище" - свое прозвище, согласно легенде он получил из-за того, что посадил корабль на мель. Не менее колоритен был наш жрец Утонувшего Бога Лось "Маленькая Мачта", нареченный так за то, что был выброшен на берег после кораблекрушения с самой верхушкой мачты в руках. Третьим стал Сладкий Кьярри - деревенский пасечник. Со слов Юры Скалдина, многие игроки, которым предстояло стать рыцарями и лордами писали в своих историях примерно следующее: "мой отец был великим воином, его убили железнорожденные и я тоже великий воин - должен отомстить за него…" Мастера с радостью делали сюжетную завязку и получалось, что великого воина убил железнорожденный по прозвищу "Пробитое Днище".
Продолжая тему притяжения везения, нам повезло не только в том, что мы набрали сто человек, а в том, какие это оказались люди - ребята крутили нашу маленькую галактику под названием "Железные острова", делая ее живой, красивой, сильной и почти настоящей. Маунтян придумал замечательный элемент вживания в роль: общаться в чате, подписываясь именем своего персонажа, что позволяло всем познакомиться до игры, потом ребята, наделенные энтузиазмом добавили нашим островитянам некоторые лингвистические особенности, чтобы отличали их от жителей континента, и поэтому лорд у нас назывался эрлом, а дети лорда и вообще люди с авторитетом - тэнами, остальные мужчины - хирдманами или бондами, в зависимости от рода деятельности, знатные дамы - хусфреями, а простолюдинки - фру. Со всем коллективом пыточной мы познакомились на игре "Вархаммер", а наш штатный палач Мурена, оказалась еще и великолепным художником, которая разработала целую систему татуировок, добавивших нам своего островного темперамента и еще сильнее подтолкнувших нас к хорошей внутренней игре. Помимо бесконечного количества аббревиатур на теле железнорожденных таких как "ЗОЖ" - Золото Оплачу Железом или "ОПГ" - Острова Под Грейджоями, она рисовала осьминогов, рыб, гарпуны, штурвалы и паруса - и каждый элемент имел конкретное обозначение, рассказывая о своем носителе. Право носить некоторые из этих временных татуировок заработать было сложно - к примеру "Железных Воинов" у нас было всего семь и для получения права носить топор на виске, символизирующий принадлежность к этому элитному воинскому сословью, нужно было сдать экзамен по воинской выучке, состоящий из метания сулиц, стрельбы из лука, сражении на разном оружии и физической подготовке.
О подготовке к игре можно рассказывать очень долго, и для того, чтобы не томить читателя, а быстрее перейти к делу, я скажу только о чувстве коллективной ответственности, которое связало нашу команду, благодаря которому ребята вложили в этот выезд очень много труда.
Итак, о самой игре…


ДЕНЬ ПЕРВЫЙ – ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ

Полигонные ролевые игры представляют собой взаимосвязь игр в войну, экономику и политику и меня приятно удивило то, что на параде, начинающем это ожидаемое всеми участниками действо, было создано два прецедента для начала глобальной игровой агрессии: Рейгар Таргариен подарил корону любви и красоты Лиане Старк - невесте Роберта Баратеона и на плечи Джейме Ланнистера одели плащ белого гвардейца, который не позволял ему стать наследником Бобрового Утёса, все как в книжке - очень красиво. Каждая команда заняла свое место вокруг ристалища, а король Эйрис Таргариен со всей своей свитой и малым советом разместился на трибуне, продемонстрировав чудеса эквилибристики, когда она рухнула на глазах всего честного Вестероса, породив в простонародье множество кривотолков и суеверий.
Наши Железные Острова мне виделись как нечто вроде организованной преступной группировки, интегрированный в мир, похожий на наше средневековье. Я, как специалист по безопасности, до игры выявлял желающих нанести вред нашему дому, выводил на чистую воду тех, кто пытался нас обмануть, образуя интересные завязки. Помимо этого, старался от каждого дома получить пользу для нас, а тем, от кого мы не могли получить ничего я навязывал дипломатическую игру Железных Островов, которая на континенте называется "рекет" - кто-то платил, а кто-то помогал нам с планами на игру, пополняя список локаций, которые нужно разграбить.
Ярона Ботли (Надя) по личной инициативе создала Картографическое Общество Железных Островов, сокращенно КОЖО - группу из 15 игроков, которые привезли с собой разные костюмы, позволяющие менять внешность, ходили по городам и дорогам, собирали политическую, экономическую и военную информацию, а также обеспечивали связь с моими агентами на местах. Так вот, вечером первого дня, я провел инструктаж для КОЖО и диверсионно-разведывательных групп, которые на следующий день разошлись по полигону.
Пир, посвященный тому, что дом Грейджой разменял свои пять тысяч лет, согласитесь, для организованной преступной группировки это достаточно солидный возраст, состоялся в первый игровой вечер. Ответственной за это действо была Настя Овчаренко, одна из основоположниц женской исторической реконструкции эпохи викингов, которая, влившись в нашу команду, стала леди Аланис - женой Бейлона Грейджоя. Настя - человек с бесконечным творческим потенциалом и пир получился невероятным для ролевой игры - смены блюд происходили семь раз, а между ними гостям демонстрировали театрализованные постановки. Обычно без крепких хозяйственников за спиной, художник остается лишь мечтателем, но ветер удачи непрерывно дул в наши паруса и, благодаря девушкам из "Hell's Kraken Daughter's", а также колоссальной пассионарнсти нашей команды, идея получила отличную реализацию. Если учесть, что на среднем ролевом пиру, короли, князья и прочие вседержители тридесятого царства поднимают заздравные тосты пластиковыми стаканчиками с напитком "Юпи", то наши жаренные курицы с воткнутыми павлиньими перьями, соленная селедка, копченные ребрышки, пиво и соки в почти неограниченном количестве и многое другое смотрелись великолепно. Эрл Жнец говорил тост за тостом, которые становились все веселее вместе с нашим Лордом Железных Островов, Лена показала замечательное огненное представление, и все железнорожденные и гости нашего сурового края восхитились красотой и грацией Леди Пайпер - жены эрла Жнеца. Выходили скальды, пели и читали стихи, а я меж тем договорился с Велларионами о каперской грамоте от короля, которая позволит взимать плату за проезд по морю. Бумажка, конечно, ничего не меняла - мы все равно бы занимались морским разбоем, но с ней сохранялась сюжетная нить, связывающая крестного отца нашей группировки Квеллона Грейджоя с Эйрисом Таргариеном узами дружбы. Пока мы и наши гости пели и веселились, работящие Винчи сплавали в Белую Гавань и увели почти все корабли, которые никто не охранял. В ходе нашей дипломатической игры до самого выезда, больше всего мне понравилась команда Фреев - они идеально соответствовали своим книжным персонажам, а лидер локации "Близнецы" Дмитрий Дробинский был просто идеален в роли Уолдера Фрея и благодаря таким совпадениям, ролевые игры становятся на много лучше. Они, как и все остальные, хотели избежать грабежа со стороны Грейджоев, но в отличии от многих других проявляли чудеса дипломатии и, среди возможных сильных союзников, мы выбрали именно их. Поэтому, дополнительным поводом для торжества стала свадьба Марона Грейджоя сына Бейлона и Аланис с девицей Фрей - одной из бесконечных внучек лорда Уолдера.
Пир закончился примерно к часу ночи, мы проводили гостей, но спать ложиться не собирались. Согласно правилам игры "Железный Трон", до середины следующего дня ни один персонаж не мог умереть - хоть что с ним делай: жги, топи, трави ядами или руби мечами - нельзя и все тут, однако, как я уточнил у мастера по боевке, получить тяжелое ранение и отдать деньги классным морским парням было вполне можно. Подобралась инициативная группа - человек 25 и на трех боевых ладьях отправилась заниматься разбоем на зеленых землях. Про наши корабли нужно рассказать отдельно: это проявление той удачи, которую мы притягивали в ходе организации выезда нашей локации. Хуго Строитель, которого мы знаем много лет как невероятно разносторонне развитого человека вырезал замечательные носовые фигуры для наших боевых судов. Флагманом ночного войска стала моя "Молчаливая" - ладья с фигурой прекрасной девушки без рта - все в стиле зловещего обаяния моего Эурона. С Ланнистерами я договорился, что они сторожат наши корабли пока мы гуляем на континенте, за что обязался не "работать ножом и топором на западных землях". Однако Ланниспорт оказался в сложной доступности, и я, прислушавшись к мнению команды, высадил всех в Дорне, оставил стражу у кораблей и на заработки оставалось всего 40 минут. Люди очень удивлялись, что в небоевую ночь они в опасности, но ветер удачи не прекращал раздувать наши паруса и, совершенно случайно, мы встретили мастера по боевке, который составил нам компанию в этом прибыльном предприятии и, демонстрируя свой профессионализм улаживал все споры. Начиная с двух часов ночи, боестолкновения на этой игре могли происходить только по обоюдному согласию, а нам почему-то думалось, что с нами драться никто не захочет и поэтому мы отравились домой. Добычу мы поделили поровну, а "соленную четверть", согласно закону железных островов я отдал эрлу Ботли - казначею Пайка.


ДЕНЬ ВТОРОЙ – ТАКТИЧЕСКИЙ

Как я уже говорил, девочки очень потрудились над украшением нашей локации, поэтому у нас на каждом углу висели рыболовные сети, гарпуны, и разнообразная атрибутика жителей островов. Среди прочего висела и сушилась рыба, но нашим мастерам показалось, что она скорее гниет, чем сушится. Естественно, ни того, ни другого с бутафорской рыбой произойти не могло, но механика игры такова, что, если мастеру что-то кажется, это сразу же происходит в игровой реальности. Таким образом, на нашем острове появился источник заразы, и мы стали болеть. Наши знахари принялись придумывать лекарство, жрецы Утонувшего Бога и Септоны - молиться, но все было бесполезно - болезнь развивалась: мастера запретили нам бегать, и каждый житель островов должен был присесть отдохнуть раз в пятнадцать минут. Септон с группой верующих в Семерых (религия, распространенная в Вестеросе), проводил мессу, знахари очень активно посыпали рыбу, людей и все что попало травками, но, демонстрируя полную неэффективность противоэпидемических мероприятий, болезнь перешла на следующую стадию, и мы потеряли возможность носить ресурсы (то есть торговать по игре) и сражаться. Такой поворот событий меня взволновал и не только потому, что в мы перестали развиваться экономически, что особенно важно в небоевое время игры, а потому, что на следующей стадии, мы начали бы умирать, рискуя превратиться в мертвые острова на радость многим жителям континента. Один из жрецов Утонувшего Бога Лось Маленькая мачта обладает талантом публичных выступлений. Для тех, кто с ним не знаком, расскажу, что он способен говорить мерзости так колоритно и позитивно, что, если бы он рассказывал свои байки в консерватории или в большом театре, толпа слушателей перебивала бы его только для того, чтобы записывать понравившиеся неологизмы. Так вот Лось организовал молебен Утонувшему Богу при поддержке всего нашего островного лепрозория и когда обряд был закончен, к Пайку подплывал корабль из Цитадели, на котором наш мейстер, надежный как весь Железный Флот, привез лекарство от рыбной хвори. Как только была объявлена эпидемия, он, не теряя времени, взял все необходимые пробы и отправился в Старомест к своим коллегам, где было разработано противоядие, которое нас и спасло. Но, молебен у пристани был таким ярким, что все железнорожденные запомнили именно это событие и стали называть его "чудом Лося", а деревянную же бадью, в которую он окунал людей во время молебна признали реликвией, и она обрела игровую ценность. Болезнь была побеждена, а все жители островов приобрели стойкий иммунитет к этой заразе, а если учесть, что рыбу так и не убрали, то в дополнение к острым мечам и храбрым сердцам у нас появилось еще и биологическое оружие.
После вынужденного перерыва бойкая торговля ресурсами возобновилась и к нам устремились корабли с материка, а экономическая звезда талантливого Савейна Ботли, вновь засияла над Лордспортом. Я не смогу поведать обо всех проведенных им торговых махинациях, которые, благодаря Мелдреду Мерлину происходили и далеко за пределами наших островов, просто постараюсь описать как у него происходил процесс ценообразования. Допустим кто-то хочет купить у нас ресурсы, эрл Ботли объявляет цену - сто. Оппонент скептически отвечает - двадцать. Молчание… оппонент: тридцать… пять… Молчание… сорок… Эрл Ботли: СТО… Оппонент: ладно, давай семьдесят пять и разошлись? Эрл Ботли, с немигающим взглядом: СТО… Дальше беседа продолжалась некоторое время, но результат был всегда один: покупали за СТО.
Из Ступеней (специальное игротехническое место, где можно добывать разные сокровища) вернулся Виктарион, сменив меня на должности дежурного администратора. Я отправился к Фреям, отвезти ресурсы и обсудить некоторые геополитические детали, важные для нашей хорошо организованной преступной группировки. Оставив охрану корабля, мы прогулялись по северу, оценили великолепный мост Близнецов. КОЖОвцы с самого утра гуляли по континенту и двух наших разведчиц мы встретили по пути обратно. Ингесса Харлоу, работавшая под прикрытием, указала мне на тощего паренька и сообщила, что он мышка Вариса. Этот парень и крупный септон попросились к нам на корабль. Септон хотел посетить железные острова, а проваленному, но еще не знавшему об этом агенту нужно было в Королевскую гавань. Тут необходимо отметить, что ресурсы на этой игре отыгрывались не как обычно бумажками, которые позволяли носить по полкоролевства в кармане, а мешками с мокрым песком. Наши новые попутчики взвалили на свои плечи по четыре мешка, а мы, почти налегке двинулись обратно. Когда наш корабль пришвартовался в Лордспорте, на часах было половина второго дня, то есть полтора часа до начала боевого времени и возможности умереть по игре. Как только мы сошли на берег, я приказал арестовать "мышку Вариса" и убить, как только позволят правила.
В тот момент, когда это произошло, пассионарные Винчи уже дрейфовали на своем корабле где-то между Пайком и Белой гаванью, облаченные в доспехи и вооруженные до зубов - они договорились со своими друзьями с Медвежьего острова рубиться "корабль на корабль" со всей игровой жестокостью, чтобы победители получили все трофеи, а проигравшие ушли в мертвятник (Специальное место, куда приходят игроки, когда их персонажи умирают). На игре "Железный Трон" таким местом была Стена, а умершие на некоторое время превращались в Братьев Ночного Дозора или в Одичалых.) Но, к сожалению, дуэль не была проведена за не явкой оппонентов, а медвежьи люди даже потом говорили, что ждали наших бравых железнорожденных где-то еще. Я же до вечера занимался администрированием: получал доклады от КОЖО, сообщения от резидентов на местах и принимал дипломатические миссии, половина из которых хотела нашими руками помешать торговать своим конкурентам и очень удивлялась, когда я требовал за это плату, другая половина приносила деньги за то, чтобы их не ограбили на море лихие люди. То есть проявлялись результаты вчерашней деятельности: день назад я объяснял нашим континентальным партнерам, что море просто кишит пиратами, а всех мы защитить не можем и поэтому давайте дружно, всем Вестеросом скинемся на безопасность и тех, кто заплатит взнос точно не ограбят в течении одного экономического цикла. За некоторое время до игры мы узнали, что какая-то команда сделала котты с золотым кракеном дома Грейджой и собирается грабить всех от нашего имени. Сказать по правде, за всю игру мы их ни разу не видели, но много раз использовали как дипломатический щит "а это не мы", что было особо актуально, когда король Эйрис гневно спрашивал у нашего эрла Жнеца, на каком основании железные люди грабили Дорн вчера ночью. Второй частью моей административной деятельности было распределение экипажей, патрулирующих море, для того чтобы не допускать бесплатных рейсов зеленоземельных посудин и для того, чтобы продемонстрировать соседям необходимость приобретения "абонемента безопасности". Если корабль шел в Пайк, его не трогали, чтобы не мешать махинациям Савейна Болти. Наши моряки часто рассказывал о том, что торговцы с континента, при виде наших морских патрулей начинали голосить: "Пайк, Пайк, Пайк, Пайк…" за что были прозваны чайками.
Уклад мирной жизни наших железно-дисциплинированных островов предполагал, что ни один корабль не может отплыть без разрешения дежурного администратора, а стража, охранявшая пристань круглосуточно зорко за этим наблюдала. Итак, сижу я значит, слежу чтобы отплывающие экипажи были достаточно боеспособны, покрывали максимальную площадь и распределяю время, в течении которого нужно вернуться так, чтобы на грабеж хватило, а на кутеж нет. Подходит ко мне староста деревни Кирстен "Пробитое днище" и говорит, что хочет на заработки в "Подкискино". Деревня у нас была классная - и кузница, и наливайка, и мануфактуры все есть, но совсем не боевая. У меня, как у представителя верхушки организованной преступности возникают закономерные вопросы: "как ты можешь заработать?" и "как мы поступим, если тебя убьют или возьмут в плен?". Староста трясет руками, кивает головой и доказывает, что предприятие, задуманное им очень выгодно. Я предпочел сэкономить время и объявил ему, что если в течении двух часов он не принесет мне золотого дракона, то на корабль больше не сядет. Так что Вы думаете? Через пять минут подходит Кирстен, отдает мне увесистую монету с профилем короля Эйриса и со смехом заявляет, что у них в "Карпотраховке" драконов этих как "говна за баней". Делать нечего: я дал старосте корабль, а Савейну Ботли рекомендовал пересмотреть систему налогообложения деревни.
Все шло своим чередом, на островах проходили обряды поклонения Утонувшему Богу, свадьбы, люди ходили и возмущались, что эрл Ботли не платит им зарплату. Савейн отвечал, что денег нет, хотя в большинстве случаев вообще игнорировал разговоры о зарплате. Я, передавая в его бережливые ручки привезенную с континента дань, заглянул однажды в сундучок с нашей казной и поразился тому, какими аккуратными столбиками были уложены драконы и олени. В целом моя деятельность была скучна, но, к сожалению, обязательна, а дорогому читателю я лучше перескажу историю, которую мне поведала стража пристани.
С того момента, как это стало возможным, персонажи, населяющие Вестерос начали умирать, а игроки стекаться в мертвятник. Новые персонажи появлялись около Стены и должны были по игре дойти до той локации, где собирались жить. Некоторые из них в новой роли видели себя железнорожденными, однако попасть на острова можно было только на корабле, на то они и острова. Доцент, то есть Стейлон Гудбразер и Лис несли дежурство на причале и увидели парня, идущего в белой повязке на голове, которая означает, что он вне игры. Человек снял повязку и лег около причала. Стража с любопытством наблюдает, что будет дальше. Лицо пришельца приняло страдальческое выражение, и он сказал следующее: "Вы видите, как из моря выбросило тело, которое еще дышит". Стража переглянулась. Пауза. Тело приподняло голову, заговорщически посмотрело на тех, к кому обращалось и сказало: "В новой роли я железнорожденный, вы должны меня спасти". Гомерический хохот был явно не той реакцией, на которую рассчитывал пришедший. "В прошлой жизни я был лекарем, поэтому я расскажу вам, что нужно делать" - настаивал молодой человек. Когда наши парни закончили смеяться, они отправили незадачливого приключенца обратно в море, детально объяснив ему, что море приносит только трупы и ему следует идти обратно в мертвятник. На самом деле подобных историй была масса и однажды Бейлон Грейджой на предложение договориться отправил такого прибывшего на переговоры с Утонувшим Богом. Когда умирали наши железнорожденные, они, как и все шли пешком по Вестеросу, а мы специально отправляли корабли для того, чтобы встретить их.
Виктарион опять вернулся со Ступеней, где победил чудовищного медведя, ценой жизни сира Рикарда Мерлина - железнорожденного без страха и упрека, приблизившись к тому, чтобы обладать драконом и отобрал нажитое непосильным трудом у каких-то слабаков с Зеленых земель (так островитяне называли жителей Вестероса), а я снарядил экипаж и забрал диверсионно-разведывательную группу с континента. День подходил к концу, Тайвин не сделал ничего в ответ на то, что его наследника произвели в королевскую стражу и лишили возможности когда-либо стать лордом Утеса. Роберт Баратеон тоже не выразил недовольства тем, что у него забрали невесту Лиану Старк, которая теперь стала второй женой Рейгара Таргариена. Благодаря нашей разведке я узнал, что Олени договорились со Львами о тайном альянсе, а Старки заключили ожидаемый на игре союз с Мартеллами, который мог бы удивить самого Джорджа Мартина. Аррены восемь раз нанимали игротехнических пиратов нападать на наши корабли, что только подчеркнуло отличную военную выучку железных людей. Восемь раз пираты потерпели поражение, восемь раз их брали в плен и восемь раз они рассказали нам, кто их нанял. Один раз наши патрули взяли на абордаж судно, не желавшее платить за проезд, и его предводитель - дипломат из Орлиного гнезда провел некоторое время в нашей темнице. Мергон Соленный - невероятно антуражный жрец Утонувшего знал свое дело очень хорошо и, когда наемники с захваченного судна изъявили желание остаться с нами, по моему приказу стал топить их, как это принято на железных островах. Треть из них ушла в обитель мертвых, а две трети возродились сильнее и крепче. Ланнистеры очень хотели, чтобы мы этой ночью сделали резню в Солнечном Копье - столице Дорна, но мы не сошлись в цене, что оставило наш грядущий разбой за его пределами. Солнце приближалось к горизонту, окрашивая небо яркими всполохами, а мы, насытившись ужином готовились к ночной добыче денег.
В ночную миротворческую миссию, — это миролюбивое название нашего грабежа, отправилось двадцать бойцов на двух кораблях. Я вел свою Молчаливую, а Конфликтный Капитан, сын эрла Винча второй корабль. Увидели впереди судно, расступились по бокам, чтобы напасть, когда вражеский корабль будет проходить по фарватеру, однако на нем тоже были железнорожденные под предводительством Дагмера Щербатого, которые спешили присоединиться к нашей экспедиции. В десять вечера мы пришвартовались в Дорне, шестеро бойцов остались сторожить корабли, а весь остальной контингент начал промысел на дороге. На этой игре Дорн был похож на Лас-Вегас, где было три четверти увеселительных заведений полигона. Люди шли туда нескончаемым потоком, чтобы расстаться с деньгами, а мы активно им в этом способствовали. Прошлая ночь была не самой результативной по количеству награбленного, поэтому мы старались наверстать упущенное. Мастер по боевке шел с нами рядом и с интересом наблюдал как мы всех грабим. Мы старались минимально шуметь, чтобы не отпугнуть путников, несущих нам деньги. Команда "Этих пропускаем" означала для нас "приготовиться к бою", а команда "Унитаз" служила сигналом для атаки. В один момент мы разделались с тремя группами по десять человек за пару минут, оттащили трупы к обочине и подвергли их тщательному обыску. При этом люди, ведомые желанием согрешить, продолжали идти несмотря ни на что. Как правило я спрашивал кто идет, чтобы случайно не порушить важные для нашей островной преступной группировки договоренности, однако, почуяв кровь, мне было все сложнее и сложнее остановиться. Один из путников в ответ на подобный вопрос приосанился и ответил: "Сир Рикард Малори!". Я же, возликовал: "Сир Рикард Малори? Неужели это Вы? Как же я рад!... Унитаз" он правда очень удивился, когда его убили. Для того, чтобы человек умер на игре на совсем, а не просто был тяжело ранен с возможностью излечения, необходимо нанести акцентированный удар и сказать "добиваю". Так вот, мы добивали всех, не смотря на игровые предложения договориться и не самые игровые просьбы не ломать игру. Я хотел, чтобы о моей Молчаливой говорили как о пиратском корабле, который не оставляет живых, чтобы потом в лучших традициях спрашивать откуда берутся слухи, если все, кто ее видел умерли. Так вот, следуя этому правилу я опьянел от крови, и пиратская фортуна пошутила надо мной со свойственным ей прекрасным чувством юмора. Среди попавшихся нам визитеров Солнечного копья Муха - рыцарь из дома Мерлинов узнал врага, разыскиваемого за убийство капитана. Я стал показательно допрашивать этого парня, но он не сознался, а только отвечал, что потерпел кораблекрушение и теперь живет в Староместе. Выслушав все его аргументы, я приговорил его к смерти и долго не раздумывая отрубил бедолаге голову. Ко мне подбежал ошарашенный Реон Нетли - связной из КОЖО и с удивлением спросил зачем я казнил своего резидента в Просторе. Сказать, что я был чудовищно поражен такой новостью — это ничего не сказать, я просто не узнал его в темноте и перепутал с разыскиваемым парнем. Но с нашим региональщиком Юрой Скалдином откатов не было от слова "совсем", и по возвращению в Пайк я с грустью на душе получил сертификат на светлую голову бывшего разведчика.
Когда денег было собрано достаточно, а мертвятник пополнился примерно пятью десятками свежих трупов, я сменил охрану кораблей, и мы дружной колонной по два отправились в бордель. Некоторое время нас не хотели пускать с оружием, но в итоге проблема была улажена, и мы разместились в отдельном плохо вентилируемом помещении, чтобы окунуться в атмосферу разврата. Мы успели заказать себе по паре напитков, когда вошел посланец принца дорнийского, пригласившего меня к себе во дворец. Мы с Бейлоном и девчонками за компанию пришли к нему, обратив внимание на то, как плохо охраняется крепость. Там шло какое-то нудное совещание, придворные вельможи докладывали Дорану Мартеллу о делах насущных, я же, стараясь не обращать на них внимания громко заявил, что очень рад его видеть, но явился в теплые края абсолютно не за этим. Принц просиял лицом и поблагодарил нас за миролюбие, ибо его заботило, чтобы мы не устраивали резни в городе. Парни разошлись с местными труженицами по их рабочим местам, но основная часть нашей банды вкушала напитки, наблюдая за покачиваниями бедер почти голой танцовщицы. Через некоторое время нам надоело, и мы направились к своим кораблям. Вместо платы мы избавили заведение от бандитов, грабивших горожан прямо около выхода из заведения. Для парней, которые сторожили корабли, шеф повар выдал нам бутылочку прекрасного коктейля и, таким образом все бойцы моего ночного воинства остались довольны. Обратный путь наши три корабля проделали бодро под залихвацкие песни морских разбойников. "Соленная четверть" нашей добычи, согласно закону Железных Островов поступила в казну под неусыпный контроль эрла Ботли, а все остальные деньги я поделил поровну между контингентом миротворцев.
После продуктивного набега было очень приятно вернуться на наши родные острова, где в уютном, почти родном заведении "Распутный кальмар" ражий бородатый бармен Трорин из деревни "Карпотраховка" наливал холодное темное пиво. Зазвенели кружки и крынки, староста деревни Кирстен Пробитое Днище достал аккордеон и деревенский ансамбль принялся петь похабные песни. Сосредоточенный Виктарион проверял стажу на пристани, Бейлон, Родрик и Дагмер навзрыд ржали над историей, которую со свойственным ему обрыганским гротеском рассказывал Лось. Мергон Соленный, Жрец Утонувшего Бога, он же Рыжий - надежный и сильный боец нашей команды один из тех людей, которые просто самим своим присутствием создают дух коллектива, ему не нужно специально стараться как-то вести себя, он просто живет, излучая при этом свет и силу. Так вот этот замечательный жрец постоянно вел проповеди, исповедовал всех желающих, в коих не было недостатка после ночного набега на зеленые земли. Я тоже исповедовался, однако меня тяготили отнюдь не усопшие гаранты нашего финансового благополучия, а некоторые неудачи в диверсионной деятельности. Я хотел руками специально отобранных людей обезглавить несколько Великих Домов, чтобы они думали друг на друга и побыстрее началась большая война, которая охватила бы огнем все Зеленые земли, развязав нам руки для того, чтобы начать грабить и жечь целые города. Мудрый жрец успокоил меня, сказал, что все случится рано или поздно. С легким сердцем и чувством приятной усталости я отправился спать.


ДЕНЬ ТРЕТИЙ – БЕСКОНЕЧНЫЙ

Утро на Пайке начиналось всегда одинаково. Ровно в семь по лагерю ходил Лось, звонил в рынду, порождавшую очень громкие и противные для спящих людей звуки, и щедро сдабривал требования покинуть палатки своими фирменными скабрезностями. Укрыться от этого мероприятия было невозможно. Когда основной контингент покидал свои спальные места, наш жрец Утонувшего Бога, по совместительству разводящий наряды патрульно-постовой службы Лордспорта, подходил к палаткам тех, кто делал вид, что еще не проснулся и давал персональные рекомендации к пробуждению.
Ночью, во время дежурства Дагмера Щербатого, произошло событие, не примечательное ничем, кроме амбициозности замысла. Для того, чтобы дорогому читателю стало понятнее, мне придется рассказать ему о правилах игры, касающихся путешествий по морю. Во-первых, море было игротехническим, то есть теми же, заранее обозначенными в правилах полями и тропинками полигона А, однако, перемещаться по ним можно было только с моделью корабля. Во-вторых, корабль должен был иметь чип, на котором обозначено количество поездок, после которых его необходимо отремонтировать, отдав мастеру требуемое количество денег. И, в-третьих, один из представителей экипажа должен обладать навыком "Капитан", прописанным в карточке игрока. Таким образом, всех гостей наших островов, которые появлялись, не соблюдая этих правил, мы называли "плавником", обыскивали и отправляли в мертвятник. Плавник был двух видов - разбухшие тела, то есть пришедшие вообще без корабля и трупы на бревне - те, кто приходил на корабле без чипа. Так вот, прошедшей ночью, когда дежурил Куча, идеальный в роли Дагмера Щербатого, из-за своей боевитости, беспощадности к врагам и надежности по отношению к своим, произошел смешной инцидент: инициативная группа трупов на бревне, состоящая из мягко скажем "не внушающих опасения" молодых людей и девушек в платьях, прибыли, как выяснилось уже после игры для того, чтобы потопить Железный Флот. Согласно уставу нашей патрульно-постовой службы, дежурный позвонил в рынду, экипаж бревна повозмущался, как это водится у слабых людей с зеленых земель, развернул бревно и уплыл. Об этом событии я рассказал потому, что горжусь нашим ППС - детищем Виктариона Грейджоя, Лося и Уолдена Винча: с того момента как игра началась и до того момента как игра закончилась не было ни одной минуты, чтобы у нас не было стражи.
Наша континентальная разведка - КОЖО уже вернулась с материка, и я получил очень важную информацию о том, что в Штормовом пределе и в Ланниспорте собрались армии, которые планировали атаковать Королевскую гавань. Попросил мейстера Дина отправить ворона в Близнецы, с сообщением "Свадьба состоится в 12:00", что означало - в полдень идем штурмовать Долину Аррен. Основной причиной нашей военной агрессии, как у организованной преступности Вестероса, стал отказ Джона Аррена платить взнос на безопасность наших морей и дорог - отказ участвовать в нашем общем благородном деле. Мало того, что лорд Орлиного гнезда не скинулся нам на столь благое начинание, так он еще назвал это "данью Грейджоям", а уж такой клеветы мы стерпеть никак не могли. Поэтому нападения пиратов стали для нас только поводом, и мы просто ждали удобного случая.
Железные острова были очень военизированной локацией: из ста человек населения, 88 могли и хотели сражаться. По правилам этой игры, штурмовать город могла только Армия, а её лимит на данный момент составлял 25 бойцов. В Долину отправилась флотилия из пяти кораблей, помимо регулярного войска, солдаты которого были одеты в доспехи и несли с собой тяжелый настил для штурма стены, с нами шли легкие летучие подразделения, которые тащили воду, таран, а также осуществляли разведку территории, захват пленных, ну и конечно же столь любимый нами грабеж. После высадки в Чаячьем городе - порту Долины Аррен, я объявил штурм, который продлился ровно одну минуту. Мы сожгли посады и убили всех, кто прятался в городе, подвергли обыску все постройки, которые успели, но разведка доложила о приближении армии с континента. Свирепые железнорожденные сами построились в боевой порядок и только ждали приказа о нападении. Армия Талли, развернувшись в нашу сторону и заняла очень невыгодное положение, стоя спинами к постройкам, что по началу направило мои мысли в не правильное русло, пока среди парламентеров я не узнал Фреев, с которыми мы договорились о совместных действиях. Союзники овладели Орлиным гнездом так же быстро как мы портом, и в столице Долины разместились две армии - с Железных островов и из Речных земель. В результате проведенного нами штурма, я стал обладателем древнего валлирийского меча "Леди Отчаянье", ранее принадлежавшего малому дому Корбреев, однако столь ценный дар не спас жизней побежденных, потому что этот меч принадлежал бы мне вне зависимости от того, из каких рук я его получил - из живых, или из мертвых. Подумалось, что это название слишком печально для такого прекрасного меча, и поэтому я дал ему другое имя: "Веселый Счастливчик". Солнце стояло в зените, в небе над Вестеросом не было ни облачка, и наши люди в доспехах разместились в тени и сняли шлема, готовые в любой момент вернуться в боевое положение. Суровые земли порождают суровых людей, и армия Талли выглядела похуже, однако главное она не расходилась, не жаловалась на тяжесть и тоже была готова к дальнейшим действиям. Наша разведка уже вернулась из Королевской гавани и рассказала мне о том, что ее удерживают Баратеоны и Ланнистеры, а другой наш разъезд привел раненного Вариса. Ян Саруеси, игравший королевского Мастера над Шептунами, выглядел и вел себя, просто идеально соответствуя пауку из Браавоса и первое, что я произнес, увидев его было: "Убить и добить", лицо шефа разведки Таргариенов вытянулось, но не успели уставшие солдаты выполнить приказ, я добавил, что пошутил. После этого Варис очень старался выкупить свою жизнь, сообщив мне, что Король Эйрис Жив, а его люди сегодня будут резать Ланнистеров и Баратеонов. Моя основная задача, с точки зрения руководства нашей преступной группировкой, состояла в том, чтобы наши партнеры с зеленых земель как можно больше ссорились друг с другом, поэтому я отпустил Вариса и, даже велел перевязать его ранение. Стараясь использовать бездумное сидение в Орлинном Гнезде с пользой, я провел переговоры с Хостером Талли в результате которых, к нашим союзникам переходил Чаячий город с портом, а нам достался Харренхолл - город, воздвигнутый Харреном Черным, и сожженный Эйгоном Таргариеном. Захват Харренхолла был одной из наших целей, и мы ее достигли, не приложив к этому особых усилий. Я сообщил нашим новым вассалам, что теперь они находятся под защитой дома Грейджой и могут в случае неприятностей звать нас на помощь, в любой конфликтной ситуации мы готовы были выступить на их стороне, за что они должны регулярно платить нам налог, размер которого им сообщит посланец эрла Ботли. Помимо прочего, леди Уэнт, недавно овдовевшая, хотела выйти замуж за представителя нашего великого дома. Я предложил вариант, что если она захочет, то наш легендарный воитель, тэн Виктарион Грейджой возьмет ее в морские жены, однако, забегая вперед скажу, что сему обманному мезальянсу не суждено было случиться, потому что жители Харренхола были для нас идеальными подчиненными - налог исправно платили, проблем не составляли и на свадьбе не настаивали.
К объединенным силам присоединились Клиганы - наиболее боеспособный контингент из Западных земель, ведомый сиром Грегором и Даммионом Ланнестером. Общими силами мы двинулись на Королевскую гавань, оставив охранять корабли десять легких бойцов. По правилам игры если на пути армии попадались люди, армией не являющиеся, то по решению полководца они попадали в тяжелое ранение, то есть веер их возможностей сужался до выбора стонать или не стонать. Что и происходило: мы "тяжранили" всех, кто попадался нам на пути, а наши легкие подразделения обыскивали их, отнимая все ценное. Наша ровная колонна одновременно с воинами западных земель оказалась у стен столицы семи королевств. На переговоры вышли Станнис Баратеон, в обычной жизни мой друг Жора Говоров и Тиггет Ланнестер.
Переговоры были не долгими, те воины, что были в городе уже сражаться не очень хотели, но такую возможность сохранили, а со стороны пришедших армий, кроме нас боеспособными были только Клиганы, при этом не очень многочисленными. Возможно, я излишне самонадеян, и думаю, что с некоторой вероятностью, мы смогли бы взять город, но для Железных Островов, риск не имел никакого смысла, потому что все, что там можно разграбить, уже было либо эвакуировано, либо разграблено Оленями и Львами, а критичных геополитических интересов у нас, как у организованной преступной группировки не было, все что мы могли тут сделать, это послужить инструментом в руках других великих Домов.
Я отдал приказ отправляться маршем на корабли и под палящим солнцем наша Армия с золотым кракеном дома Грейджой на знамени, стройными рядами отправилась в Чаячий город недовольная тем, что пролила мало крови. Далее следовал героический поход нашего железного воинства по жаре в доспехах и с настилом на плечах, при этом бессмысленный и беспощадный, потому что вряд ли кто-то из зеленых земель смог бы доставить этот настил в Пайк, чтобы использовать его против нас. Однако в тот момент я, как командир именно этого и опасался и мне до сих пор стыдно за два тепловых удара, которые парни получили по пути. Но наши острова зовутся Железными по праву - наши тела, души и дисциплина армии оказались из крепкой стали, мы дошли под палящим солнцем до родных берегов.
По возвращению в Пайк, наша руководящая ячейка провела самое длинное совещание и с гордостью скажу, что оно длилось тридцать четыре минуты. Все было хорошо: Долину покарали, настил принесли обратно, Виктарион громил корабли с Зеленых земель на Ступенях и не только, раздобыл очень ценный китовый ус, который каким-то образом приближал нас к тому, чтобы получить своего дракона. Этот ценный предмет изображался прутиком, обмотанным белой изолентой, поэтому я, облокотившись на свой валлирийский меч, рекомендовал брату обзавестись уже нормальным оружием. Из золотых слитков, которые набрал эрл Ботли можно было сложить небольшое креслице, а казна пока что еще помещалась в его сундук, но, судя по всему, это было вопросом времени. Потом приходили дипломатические миссии, все хотели, чтобы мы срочно выступили в поход за правое дело, я же слушал их в пол уха исключительно потому, что меня к этому обязывала должность. Я ждал чем закончится неразбериха вокруг Железного Трона в Королевской гавани, чтобы стало ясно кто на коне, кто больше не имеет никакого значения и, главное, кого дальше рекетировать, а кого жечь и грабить.
Не смотря на жару и палящее солнце, в "Распутном Кальмаре", было прохладно. Деревенский Паул играл на гитаре, бармен Трорин смотрел на всех из-под лобья и, грозя тяжелой поварёшкой, вежливо просил не выносить крыночки. Только я заказал себе холодного темного пива, как меня попросили подойти по срочному делу. Я уселся в углу, сделал глубокий глоток освежающего напитка, но, человек позвавший меня сказал на ухо: "Родрика Харлоу убили за библиотекой". "Кружечки не выносим" - услышал я флегматичный голос, выбегая на улицу.
Первое, что я сделал — это велел закрыть порт и не выпускать никого без моего разрешения, потом отправился осмотреть труп. Аксель сидел на бревнышках в белой повязке на голове и улыбался, а мы с Ингрид Харлоу - дочкой его предыдущего персонажа , осматривали убитого. Все, что я понял: три рубленные раны на левом плече - оружие может быть любое, а убийца - скорее всего правша. Тело отнесли на осмотр мейстеру, а я стал проверять всех чужеземцев, которых было четыре группы, и все могли быть причастными к убийству. Вооружившись блокнотиком, я сидел в теньке и думал над подозреваемыми. У представителей Железного Банка нет мотива, но с ними наемники, у которых мог быть сверхзаказ, Дорнийцы и люди из Простора пришли торговать в первый раз, а северяне приходили и раньше. Оружие у всех забрали на пристани, но его можно взять в дружинных домах Ботли, Драммов, Харлоу или Винчей сколько хочешь. Решил вернуться в Кальмара, чтобы думалось лучше, и проходя по главной улице заметил происходящую потасовку. На земле лежал эрл Винч, матрос из его команды, Ингрид Харлоу, и ее жених Реон Нетли, которого пытался добить Конфликтный Капитан - сын эрла Винча. Я вышел на середину и объявил всем, что пока Железными островами правит Дом Грейджой, железнорожденные не будут проливать кровь друг друга, а если кто имеет обратное неправильное мнение, то прошу сделать шаг вперед. Все немого успокоились, и мне открылась интересная история, которую я с удовольствием поведаю дорогому читателю. Пока я подозревал интуристов в убийстве нашего дорого Харлоу-Чтеца, матрос из команды Винчей исповедался Мергону Соленому в совершенном им душегубстве, а тот, согласно закону о тайне исповеди рассказал обо всем Бейлону Грейджою. Дочка убитого, очаровательная Ингрид, слышала разговор и, решив не дожидаться правосудия, прикончила моряка прямо на главной улице Лордспорта, за что Эрл Винч выпустил ей кишки без дополнительного разбирательства и был на месте зарублен ее женихом, которого оглушил кто-то сознательный. А зачем, вы спросите матросу было убивать Родрика? Да очень просто - любовь. Он хотел жениться на прекрасной Мерфи Винч - черноволосой красавице, которую обещали вдовому Харлоу Чтецу, веровавшему в Семерых и выкатившему бадью пива своим будущим родственникам, что было нарушением Старого Закона, почитаемого матросом, в последствии погибшем от руки прекрасной Ингрид Харлоу. В общем все зло от баб и потерь от душевных терзаний было больше, чем от сопротивления Долины Аррен. Уолдону Винчу повезло дважды - его не успели добить, и он выжил после тяжелого лечения.
Вернулся корабль с КОЖО, нашей разведкой и я узнал, что Король Эйрис почил, также, как и его сын Рейгар, а остальные Таргариены отбили Королевскую Гавань, Роберт Баратеон прикинулся шлангом и был произведен в Белые Гвардейцы, а Тайвина Ланнистера вроде будут судить. Главное, чтобы о таком повороте не узнал Джордж Мартин, а то здоровье у него не богатырское, еще двинет кони, а мы без окончания книжной саги останемся. Виктарион с жадными до добычи головорезами отправился на Ступени, а основной контингент железнорожденных стал потихонечку приходить в себя после дневного марша и морские патрули возобновили свою деятельность. Эрл Ботли отказывался принять партию товара, а незадачливые предприниматели с зеленых земель уговаривали купить ее хоть за сколько-то. Деревня кипела деятельностью: Кирстен Пробитое Днище что-то ковал, обещая утопить свое подмастерье в коровьих лепехах. Меня же опять ожидали дипломаты, в общем наш порт пяти морей жил своей обычной жизнью, которой угрожали только дела сердечные.
Дипломаты из разных уголков Вестероса призывали меня к активным действиям, кто-то утверждал, что король жив и поэтому эрл Жнец должен срочно присягнуть на верность Варису, кто-то пришел поделиться информацией, что Королевская гавань плохо охраняется, я же с железным упрямством напоминал всем о том, что новый цикл и нужно опять скинуться на безопасность наших дорог и морей, потому что пираты вновь поднимают голову. Морской Трон со спинкой в виде огромного осьминога, который Доцент построил для эрла Жнеца был очень удобен, но посетители со своими не хитрыми попытками манипулировать нами надоели до смерти, и когда я со всеми поговорил, вышел наконец-то на улицу.
Уже несколько часов прошло с начала вечернего цикла, и я отправил боевой экипаж под командованием Дагмера Щербатого получить налог с Харренхолла. Пользуясь временным затишьем, заглянул в "Hell's Kraken Daughter". Агата и Лина - озорные и обаятельные девушки, труженицы пирожковой, готовили не просто очень вкусно, но еще делали это так красиво, что, если бы у меня было больше свободного времени, я бы просто с удовольствием на это смотрел. Купил у них крыночку ледяного цитрусового лимонада и, усевшись под тентом стал наблюдать за свадьбой кого-то из наших деревенских парней с девушкой из "Подкискино". Жених нес невесту на руках между двумя шеренгами гостей, которые били молодоженов рыбой, палками, кидались в них сеном и шумно, наперебой советовали, как провести первую брачную ночь. При женитьбе простолюдинов, муж и жена приобретали профессии друг друга, улучшая производительность мануфактур и абсолютное большинство наших крестьян переженилось с девчонками из других деревень. При свадьбе знати, невесте выдавался сертификат на получение золотых слитков, которые потом можно было обменять на ленты армии, поэтому многие из наших дворян тоже женились. Говоря короче свадьбы на Пайке происходили регулярно, но детально описывать их не вижу смысла, поэтому просто скажу: они у нас случались постоянно, а комендант Лордспорта Савейн Ботли только укладывал слитки ровными рядами в своем дружинном доме.
Периодически возвращались наши разведчики, радуя меня новой информацией и заставляя думать, что, если бы не Яра Ботли, мы бы тут сидели в изоляции и картину мира мне приходилось бы составлять по вракам из уст зеленоземельных дипломатов. Не буду утомлять дорого читателя рассказом о том, как я эту мозаику складывал, но получалось следующее: на престоле Визерис Таргариен, которого играет маленький мальчик, еле выговоривший слово "Справедливость", а значит скорее всего досидит до конца игры, потому что вряд ли у кого-то рука поднимется убивать такое чудо, даже и по игре. А еще получалось, что у Мартеллов родился настоящий Таргариен, которого планируют спрятать на Севере, а это уже интереснее, потому что за него можно будет получить хороший выкуп.
Прибыло посольство из Красного Замка, встречали мы его всей семьей в тронном зале. Эрл Жнец Квеллон Грейджой восседал на Морском Троне, справа мы с Виктарионом, слева Леди Хелина - жена Жнеца и Бейлон с супругой Леди Аланис и наш надежный и железный мейстер Дин. Посольство приглашало нас присягнуть новому королю, на что я им сообщил, что наш папочка очень дружил с Эйрисом, а значит и мы тащились от покойного короля, но теперь нам всем наплевать на весь драконий выводок и на всех жителей Красного замка. Леди Хелина делала мне замечания, и я, ограниченный в своей Эуронистости, как всегда, пользовался случаем поругаться со своими родственниками, прошелся по братьям, называя Виктариона сильным, да глупым, а Бейлона просто "этот", объяснил нашей мачехе, что мы двух таких же дур пережили и её переживем. В ответ на призывы леди Аланис следить за словами, сказал, что "Этот" весь в папу и баб тоже выбирать не умеет. В общем посольство сидело с раскрытыми ртами и не знало, что от нас вообще можно хотеть. Виктарион и Бейлон грозно смотрели на парламентеров юного короля, демонстрируя таким образом суровость наших островов, а эрлу же Жнецу было просто скучно, и он, положив свой огромный подбородок на могучий кулак, рассматривал рисуночки на своем кубке, но внезапно отец просветлел взглядом и обратился к Доценту и Лису - двум стражникам, охранявшим вход в тронный зал: "Эй вы двое! Танцуйте под "Бомжи зажигают ночь"! Стража принялась весело отплясывать. На этом прием закончился. "А как же король?" - спросили послы, про которых мы, честно признаться уже забыли. "Передавай свой король наш пламенный привет!" - ответил им я, и попросил отправляться восвояси.
Когда мы вышли из крепости в Лордспорт, толпа что-то скандировала на пристани, надрывая свои железные глотки. На причале стояли Лось, вздымающий к небу великолепный вендельский шлем с гравировками, Мергон Соленый, чьи длинные светлые волосы ниспадали на плечи сжимал в руке посох, а между ними стоял дородный Септон Дагон и держал в руках деревяную лохань, служившую для поклонения Утонувшему Богу. "Железный Закон!" - прогремел Лось и толпа ликующе вторила ему. "Железный Септон!!!!" раздавались крики - "Железный Дагон!!!!!". Короче Дагона посвятили в веру Утонувшего бога и нарекли Железным Септоном, ко всеобщей радости населения наших островов. Эурон Грейджой был не религиозен, как и его повесть, поэтому радовался любым событиям, не сокращавшим численность армии в мирное время. Религиозные таинства, так же, как и свадьбы на Железных Островах тоже не прекращались. Наши служители культа мудрили всю игру и, в конце концов объединили две религии в одну, добившись официального признания веры в Утонувшего всеми септами Зеленых Земель, одному только необъятному септону Енусию было скучно и он строчил жалобы в центральную епархию, однако остальным нашим служителям культа удалось убедить своих коллег в безумии нашего тучного Раскольника.
Трудолюбивый и последовательный Виктарион вновь отправился на Ступени, влекомый желанием повторить подвиг Эйгона Завоевателя, ну или как минимум провести несколько хороших абордажей. Бейлон отправился с ним, а мне эрл Жнец велел провести тинг, посвящённый ссоре между домами Винчей и Харлоу. Свод законов на Железных островах был далек от "Римского Права", и как в настоящей преступной группировке все сводилось к судебным поединкам. Первой тяжбой стал спор из-за того, что Реон Нетли ударил отца Конфликтного капитана эрла Винча. Крепкий коренастый сын эрла выбрал своим оружием меч, а субтильный жених, заступившийся за свою невесту, выбрал лук. Чуда не произошло и победил лучник. Вторым судебным разбирательством стала претензия Игнессы Харлоу, ставшей на тот момент эрлом своего Дома к Уолдону Винчу по поводу убийства сестры. Два эрла выбрали щит и меч. Хоть этот бой и не войдет в учебники по историческому фехтованию, произошла закономерная победа эрла Винча, которому Реон Нетли тут же предъявил претензию по поводу убийства его невесты Ингрид Харлоу, однако тот был сообразительным и предложил жениться на своей дочке, что мне тоже показалось весьма логичным: у Реона погибла пассия, у прекрасной Мерфи целых две - между ними было что-то общее. После урегулирования споров между вассалами Дома Грейджой, эрл Жнец обязал Винчей выплатить в казну десять золотых драконов за убийство достопочтенного Харлоу Чтеца, что при их абордажной активности не показалось мне таким уж тяжким наказанием.
Вернулся Дагмер Щербатый, который привез налог из Харренхолла. Он проявил просто чудеса сообразительности и выбрал для высадки Чаячьий город, как наиболее подходящее место, оставив сторожить корабль одного хирдмана Хакона, которого закономерно убили. Хорошо, что жители Долины были такими же смекливыми как Дагмер и не додумались сломать, или увести корабль, заставив таким образом наших специалистов по налогам куковать на материке. Прибывшие Виктарион с Бейлоном оказались более счастливыми мореходами и привезли богатые трофеи и интересную историю, которую я с удовольствием перескажу дорогому читателю.
Согласно правилам игры корабль мог перевозить максимум десять человек, и по-этому средняя команда, отчаливавшая из Лордспорта имела пятерых щитовиков, двух копейщиков, двух лучников и одно свободное место, чтобы взять на борт разведчика из КОЖО или пленного. Так вот, Виктарион увидел, как переполненный ресурсами корабль Старков отплывает от Ступеней, догнал его и крикнул: "Абордаж!" Оппонентам полагалось пять минут на то, чтобы одеть шлема, но они даже не думали драться, их капитан ответил: "я отдам тебе половину добычи". "ПОЛОВИНУ???" - искренне возмутился Виктарион - "То есть ты хочешь украсть другую половину, которая тоже моя?". Как результат всю команду утопили, а женщину из дома Старк привезли на острова, которую капитан "Железной Победы" оставил мне как подарок в тронном зале.
Северянка сидела с суровым взглядом из-под длинных светлых прямых волос с замотанным в одеяло игротехническим ребенком и в компании Леди Пайпер. Я сказал, что у меня уже есть одна Молчаливая и, чтобы мне понравиться, она должна быть веселой, но, потом в подтверждение своей эуронистости, я сказал стражникам, которые охраняли Тронный зал, что они могут сделать с ней все, что захотят. Подойдя к дружинному дому Винчей, я спросил у эрла Уолдена, не хочет ли его сын жениться, на что глава малого дома взялся за топор и уверенно ответил: "Хочет". Конфликтный капитан при этих словах вскочил на ноги и попытался побить рекорд скорости человека, но остальные Винчи дружно его догнали и принудили к бракосочетанию. Для успокоения души моряка, я сказал ему невзначай, что если труп не найдут, то проблем не будет, кстати между башнями очень скользко, будь аккуратен. Мы с эрлом Винчем разыграли представление "хороший и плохой", свадьбу сыграли, все дружно похлопали, эрл Ботли получил 10 слитков, а Конфликтный капитан взял свою жену на руки и вернулся в слезах со словами, что его жена утонула в море. Мергон Соленный сказал, что найдет новую, а до меня только через два часа дошло, что я своими руками утопил ребенка Таргариенов все время находившегося в руках у северянки, за которого хотел получить выкуп.
Пока я ужинал и готовился хорошенько отдохнуть от администрирования, занимаясь ночным разбоем, мейстер Дин со своим стюартом рассказали мне о том, что в совершенном сегодня убийстве подозревают Мергона Соленного, который не верно пересказал слова покойного матроса и специально подстроил все так, что Ингрид Харлоу слышала их. Я лично уверен в Рыжем как в самом себе, но зловещий специалист по безопасности Железных Островов Эурон Грейджой не мог оставить без внимания такое подозрение, и поэтому предложил в качестве живца Харрена Марика, которого попросил исповедаться Мергону рассказав, что его тяготят подозрения в том, что матрос погиб от рук религиозного фанатика. Расчет был подтвердить или опровергнуть причастность Мергона к убийствам. Если бы Марик случайно погиб, то я бы приказал арестовать Мергона, но пока этого не случилось, трогать жреца я запретил.
У Рыжего есть талант - он играет жреца Утонувшего Бога так, что ты начинаешь верить в реальность происходящего. Мою Молчаливую отремонтировали как по-настоящему: Хуго Строитель и Векс Корабел починили ей мачту, так и игротехнически, прицепив новый чип с путевыми событиями, после чего торжественно спустили на воду. Мергон Соленный окропил водой меня и мой корабль, попросил Утонувшего Бога о крепости весел и о ветре в парусах, сказал, что не будет никому ни спасения, ни пощады от корабля Молчаливая. Жрец изрек, что не будет Штормовой Бог - источник бед иметь власти над моим кораблем, пока жив его капитан Эурон Грейджой. После чего полсотни глоток, включая мою, скандировали "Железо снаружи - железо внутри". Это было так красиво, что я забыл обо всем, кроме своей Молчаливой красотки, одного из флагманов Железного Флота и самого страшного корабля Вестероса.
Для участия в ночном набеге на зеленые земли построились все желающие - двадцать пять человек. Три корабля с Молчаливой впереди отправились в сторону континента. Нам предстояло заставить Чаячий город заплатить железную цену за убийство хирдмана Хакона. В режиме абсолютного молчания мы высадились в порту Долины Аррен который никем не охранялся, молча шли по улицам и убивали всех, кого встречали. В освещенном доме беспечные люди ходили туда-сюда, через зановеску, служившую дверью, и очень удивились, когда за ними вошли несколько железнорожденных и всех убили . Мы шли и молча вырезали тех, кого встречали, однако их локация была устроена так же "хорошо", как и их оборона и поэтому мы случайно забрели в палаточный лагерь, не отделенный от игрового пространства. Ничего страшного, предложили гражданам не беспокоиться и продолжить заниматься своими делами. Среди игровых построек стояла большая палатка, из которой лился электрический свет. Внутри сидели несколько мастеров, а перед палаткой стоял Юра Слободяник - в прошлой своей роли Джон Аррен. Я вышел из темноты и, максимально широко улыбаясь, показал ему кистень, а золотой кракен на черном наглазнике, подаренном одноклубницей Машей (Игнессой Харлоу) не допускал разных ответов на вопрос "Что же пошло не так" - из палатки раздался гомерический хохот, под который железнорожденные зарубили человека, похожего на покойного Джона Аррена. Все было хорошо, пока региональщик Долины не решил помочь своим ребятам, превратив занавесочку, через которую сновали недавно убитые, в крепкую, закрытую на замок дверь. С нами был мастер по боевке и можно было бы подоказывать что-нибудь, но я, как настоящий эгоист, если вижу собачий рогалик на дорожке, просто его обхожу, а не убираю его во имя всеобщего блага, вот и сейчас, вместо того, чтобы портить игру своему войску, заставляя смотреть на то как нервничает региональщик Долины, мы отправились заниматься разбоем. Думали забрать их корабли, но они оказались без чипов, то есть "бревнами для умерщвления".
Свои паруса мы отправили в Дорн, и приказ "прибавить ходу" я повторял несколько раз. Последняя игровая ночь, в течении которой все игроки будут пытаться спустить свои денежки в Солнечном Копье - своеобразном Лас-Вегасе всего Вестероса заставляла нас плыть быстрее. На причале мы увидели баррикаду и двух стражников, которые объявили мне, что порт закрыт. Я предложил им помешать высадиться нашему флоту. После не очень длительных переговоров, в ходе которых я объяснил им, что два трупа спрятать проще, чем объяснять откуда взялся один, стражники убрали свою конструкцию, и наши корабли превосходно пришвартовались. Охранять ладьи я оставил трех человек: Кирстена Пробитое Днище и двух Винчей - Конфликтного капитана и Ультрабойца - высокого молчаливого парня, который зарекомендовал себя как великолепный фехтовальщик, за что и получил это прозвище. Чтобы не уменьшать притока туристов, а значит и денег в наши карманы, мы не "работали" внутри города, сосредоточившись на дорогах, в него ведущих. Эта ночь стала просто феерией убийств и грабежа. Если раньше мы соблюдали тишину, вылавливая одиноких путников и, попадающиеся изредка, отряды, то сейчас мы с трудом успевали всех добивать и обыскивать, приключенцы шли целыми косяками, периодически оказывая сопротивление, думая, что, если их около тридцати, значит им ничего не грозит. За полтора часа интенсивной добычи денег около десяти наших бойцов получили легкие ранения, и после перевязки продолжили сражаться и открывать новые финансовые горизонты.
Параллельно описываемым событиям, происходили две не менее увлекательные истории. Одна из них случилась во дворце Дорана Мартелла, где Виктарион Грейджой, принимал участие в каком-то совещании. Принц Дорна пытался предъявить претензию капитану "Железной Победы", что железнорожденные грабят людей на его земле. Виктарион же с некоторой святостью во взгляде обвинял своего собеседника в клевете и отвечал, что его тоже возмущает отсутствие порядка в южных землях, но островитяне отношения к этому не имеют. Одним из аргументов стали показания человека, которого мы скорее всего забыли добить, что он лично видел Эурона Грейджоя, которого узнал по повязке на глазу. Виктарион не подвел, возразив, что этого просто не может быть, и все претензии безосновательны. В этот момент все присутствующие во дворце примерно минуту слышали звуки битвы, плавно переходящей в сбор добычи. "Доцент, Лис, этих обыщите!" "Миротворцы, примите ту группу впереди!" "обыск, обыск, добиваю… ТАААК, БАКШИШ ЗДАЕМ!!!" Принц Доран кивнул в сторону происходящего, а Виктарион с недоумением развел руками, после чего ответил, что если приведут Эурона, тогда я поверю, однако желающих привести меня не нашлось, и правитель Дорна заключил: "Нету тела, нету дела".
Вторая история происходила около пристани: староста деревни "Карпотраховка" и двое Винчей убили охрану порта и Кирстен Пробитое Днище начал собирать деньги за вход в Солнечное Копье. "КУКУРУУУЗА, ХАЙГАРГЕНСКАЯ КУКУРУУУУЗА" - кричал он - "Купи початок, удиви девчаток!!! Лучшие девочки Вестероса - спелые, во всем умелые! Заходи и не скупись - последняя гастроль нашего заведения" Староста брал по одному оленю за безопасный вход в город. "Туда не ходи, заходи тут, ооччень удобный вход для состоятельных господ! Только сегодня полная линейка напитков от ликера молочного до спирта восточного!!!! КУКУРУУУЗА…". У нас тоже работа кипела: в какой-то момент в мою сумку просто перестали помещаться деньги и пришлось назначить второго хранителя добычи. Однако, по не ясной на тот момент причине, мне показалось, что пора заканчивать наше коммерческое предприятие. Когда наконец-то возникла небольшая пауза в работе, то есть мы всех ранили, добили и обыскали до того, как пришли новые посетители Лас-Вегаса, я построил личный состав и приказал поднять руку всех, кто перенес легкое ранение. Получилось, что таких половина. Оправились к кораблям. Кирстен, стоявший посреди толпы, собирал деньги за вход, Винчи смеялись до слез над шутками старосты. "Беспрооооигрышное КАЗИНОООО!!! Поставил дракона, выиграл два, напитки прохладительные и увеселительные, только сегодня и только сейчас!" Уже вся команда смеялась навзрыд, но мое ощущение "плохого предчувствия" стало таким ярким, что я почти ничего больше не воспринимал. "На корабли!" - скомандовал я и Молчаливая первой вышла в море. За ней другие два корабля. Нас было тридцать - те, кто сегодня ходил в мертвятник взяли с собой ночное оружие и ждали нас в Дорне, а я составил экипажи так, чтобы забрать своих. Отплыв от порта на небольшое расстояние, нашему взору открылась следующая картина: по обеим сторонам дороги, плотными рядами стояли вооруженные люди на протяжении метров тридцати - по моим подсчетам их было около сотни. А вот и нехорошее предчувствие - Баратеоны вышли из Штормового Предела для того, чтобы покарать нашу миротворческую миссию. "А Жора молодец", подумал я, махая рукой борцам с разбойниками.
Когда мы вернулись в Пайк и сложили всю нашу добычу в "Распутном Кальмаре", у эрла Ботли отвисла челюсть, а на то, чтобы подсчитать ее ушло примерно сорок минут. Всё, кроме "Соленной четверти" было разделено между участниками ночного промысла. Когда все "Миротворцы" получили свое золото, в трактире уже во всю гремела музыка, а жители Пайка, Лордспорта и великолепной деревни "Карпотраховка" в едином порыве пели про парней с Железных островов, что не сеют зерно и не доят коров, Бейлончик заботливо распечатал, хотя думается поручил распечатать, тексты наших песен в большом количестве, которые мы с удовольствием пели, они сменяли друг друга и только в перерывах между "Морем-морем-морем свежий ветер налетел" и "Эй привет Старомест или Бор, сегодня за все заплатит топор" слышалось "Крыночки не выносим". И как только деревенские заканчивали свое выступление с аккордеоном, так из другого конца наливайки звучали нескончаемые частушки: "корабли из Ланниспортаааа отправляли мы на днооо - возмущался Утонувшиииий "по что топите говнооооо!" После того, как агрессия и жажда крови были реализованы на ночной дороге, очень далеко от наших родных островов, и после того, как мы сами были на волоске от гибели, вернувшись домой с богатой добычей, атмосферу, царившую под крышей кабака можно отразить словами другой песни, которую помнят только такие же старые как я ранятники: "Из дальних походов вернемся домой, в родных наших фьордах тихий зимний покой, но только наступит иная весна - рука вдруг коснется меча и весла!!!"
Посреди ночного веселья, традиционного для Железных островов произошла развязка другой красивой истории, для освещения которой нам придется вернуться на некоторое время назад. Многие железнорожденные направляли свои паруса в Дорн не для того, чтобы железом добывать золото, а для того, чтобы тратить его на выпивку и распутных женщин. Среди них был старший сын Бейлона Грейджоя Родрик - железный воин и капитан "Серой Ярости" со своей командой. В путешествие с ним отправились две дочери Адского Кракена: Лина Пайк, которая обучалась у тэна искусству вести корабль, и ее сестра Агата. Когда команда вдоволь насытилась всеми прелестями города, который манил жителей Вестероса не смотря на то, в округе, говорят, орудовали разбойники, железные люди засобирались, было назад, однако капитану Родрику Грейджою оставалось решить ряд вопросов со своим земляком эрлом Дунстанном Драммом, который отдыхал со своими родичами на другом конце Солнечного Копья, а команда моего племянника зашла перекусить в кабак "Шурави". Пока простые морские рубаки накинулись на угощенья, наши обаятельные и прекрасные девочки из пирожковой заметили нарядного юношу, который рассказывал истории о своей доблести и отваге, о богатой добыче и суровости в бою. "Как тебя зовут, храбрый воин?" спросила Лина. "Джонатан Пайк" - ответил он, довольный, что заинтересовал красотку своим рассказом. Все железнорожденные насторожились, услышав знакомое имя. "А где твой корабль?" - продолжала дочь Адского Кракена. "У меня нет корабля, я живу в Дорне" - растерялся юноша. Улыбка, заставляющая мужское сердце биться чаще, слетела с лица Лины - "Ты дезертир и по Старому Закону тебя должен судить капитан". Железнорожденные обступили парня, оттеснив его от спутников. Тэн Родрик, вернувшийся в этот момент, был быстр как касатка не только в поединках, но и в понимании происходящего: он оглушил юношу и, подхватив бесчувственное тело, пригнувшись отправился к выходу, а команда "Серой Ярости" сомкнулась над ними как волны смыкаются над утопающим, и таким образом, море забрало то, что ему принадлежало. Пойманного дезертира представили перед судом эрла Жнеца Квеллона Грейджоя и юноше, чья жизнь висела на волоске, предстояло пройти испытания, для того чтобы снискать милость правителя Железных Островов. Первым из которых была игра в "Ложки", в которой нужно сидя на лавочке бить своего оппонента по голове ложкой, зажатой зубами, есть один нюанс, делающий эту игру интересной для зрителей, который я описывать не буду, чтобы те, кто с "Ложками" не знаком не потерял возможности испытать ощущение первой игры. Староста деревни Кирстен Пробитое Днище - наш массовик затейник сделал это представление неописуемо прекрасным. Следующим испытанием стала игра в "Ухо", заключающаяся в том, чтобы сбить своего противника с лавочки одним ударом. Парень достойно держался и участвовал во всем, что ему предлагали, но я опрокинул его с лавки, и остался сидеть после его удара. Меня же победил Аксель Пайк, выглядящий точно также как давеча убитый Родрик Харлоу, и одолевший еще семь претендентов на звание чемпиона Лордспорта. Игр, которыми богаты наши фестивали по раннему средневековью, было очень много и в итоге Джоннатан Пайк был прощен эрлом Жнецом и получил разрешение остаться на островах. Несмотря на то, что было уже три часа ночи, веселье и не думало прекращаться, но я пошел спать, потому что с шести до восьми утра мне предстояло стоять на страже порта. На мой взгляд секрет успешности нашей тоталитарной системы состоит в первую очередь в суровости к себе и, поэтому эрлы и тэны стояли на страже в основном ночью, в то время, когда у них не было основных занятий.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ – РЕШАЮЩИЙ

Утро я провел на пристани в компании Ставрона Болтливого, от которого за семь лет общения я слышал, наверное, в общей сложности около сотни слов. Игнесса Харлоу сварила нам кофе, добавив к нему всяких вкусностей, поэтому мое дежурство могло стать лучше только если бы получилось заменить примятую, начавшую выгорать траву полигона А на настоящее море.
Настал последний день игры, который, учитывая маленькую предыдущую военную активность и обилие людей в доспехах, должен был закончиться большим штурмом, поэтому корабль с КОЖО достаточно рано отправился на материк.
Практически каждая игра заканчивается тем, что все вместе собираются очень и очень долго и потом еще дольше штурмуют крепость команды, которая была наиболее активна в том, чтобы угрожать всему миру. Анализируя события прошедших дней игры, становилось очевидно, что такой командой станут Баратеоны. Мы, к сожалению, слишком мало доставляли беспокойств своими абордажами, рекетом и ночными грабежами; Тайвин Ланнистер так гениально управлял своим городом дистанционно из Королевской Гавани, что в Золотом Утесе случился военный переворот и на мечах Клиганов, на трон Хранителя Западных земель взошел Дамион Ланнистер, построивший всех ровными рядами на поиск контрреволюционеров, которых планомерно казнил. А вот Баратеоны захватили Королевскую Гавань и убили короля Эйриса и принца Рейгара. Таргариены смогли вернуть свою столицу, а союзников у Оленей не осталось. В книжной серии Мартина, восстание Роберта Баратеона поддержали Аррены, но про них вы уже знаете и Старки, которые в нашем импровизированном Вестеросе породнились с Мартеллами, в существование которых, по идее, должны были верить меньше, чем в угрозу одичалых за Стеной, и стали верными слугами короны.
Основным интересом нашей Островной Преступной Группировки был конечно же грабеж, который пользуясь общей озабоченностью Баратеонами можно было провести достаточно масштабно. Для этого я решил использовать наше биологическое оружие - ту самую тухлую рыбу, от которой мы все чуть не погибли в первый день игры. Снарядили экспедицию: Лось Маленькая Мачта, сладкий Кьярри, Халек Малыш, Хирдман Рыжий и Игнесса Харлоу. Основная задача наших диверсантов состояла в том, чтобы подбросить рыбу в Штормовой Предел, для распространения эпидемии по всему Югу, предоставив нам возможность пожать то, что сеяли другие. Однако невероятно изобретательный Лось, оказавшись перед закрытыми воротами города, приняв позу генералиссимуса предложил готовящимся к обороне Баратеонам заключить альянс с домом Грейджой. Олени приняли его радушно, очень вежливо с ним поговорили, поставили стражу около корабля, чтобы с ним ничего не случилось, но в город все равно не пустили и наши химические войска отправились в Простор, оставив рыбу в септе Хайгардена. О судьбе нашей отравы я не слышал более ничего, возможно распространение болезни предотвратили ученные из Староместа, а может быть тухлая рыба наконец-то высохла и утратила свое действие, в смысле никто не стал играть в спровоцированную нами эпидемию.
На островах, тем временем, жизнь текла своим чередом, и наша руководящая ячейка отправилась на совещание. Было бы, конечно, логично собрать армию величиной в позволенные двадцать пять человек и пройтись по всем свободным городам, но, если посмотреть правде в глаза, мы больше хотели поучаствовать в последней битве, что и предложил эрл Винч, получив нашу единогласную поддержку.
Приплыл корабль с Севера - я-то думал, что они будут предъявлять претензии за то, что мы утопили женщину из их Дома, а они хотели альянса и даже готовы были заключить династический брак. Сказал им, чтобы плыли обратно. Появилось посольство от Баратеонов: не успев причалить, посол начал предлагать военный альянс. Было интересно его послушать, но, когда корабль швартовался, а стража пристани, согласно правилам игры, собиралась снять с чипа ленту события, внезапно оказалось, что посольство прибыло на бревне и пришлось им топать обратно.
Примерно через двадцать минут прибыл корабль с нашей континентальной разведкой и новостями о том, что начинается осада Штормового предела. Ну что, последняя битва на каждой ролевой игре дело не очень быстрое и, поэтому решили медленно готовиться.
Леди Железных Островов Хелина - жена эрла Жнеца и леди Аланис - жена Бейлона Грейджоя собрались было на зеленые земли и попросили у меня корабль. Ладью я им, конечно, давать не собирался, да и, тяжела она была бы для двух девушек, но в дрейфе за портом на утро четвертого дня игры у нас было двадцать два корабля, отнятые у слабаков с зеленых земель - на любой вкус и цвет. С мачехой и снохой у Эурона Грейджоя складывались настолько теплые и родственные отношения, что со словами "Я куплю себе змею или черепаху", я собирался дать им лёгонькое суденышко, чтобы плыли куда захотят, однако, поняв, что с ними отправляется мейстер со своим стюартом, чьими жизнями я дорожил намного больше, запретил куда либо выезжать, особенно узнав, что они планируют высадку в Чаячьем Городе. Однако мейстер Дин был человек рассудительный и, объяснил мне в каком плачевном виде находятся наши технологии, что можно исправить только его личным визитом в Цитадель и я, слегка подкорректировав маршрут, дал им корабль и бойцов для охраны.
Наконец, мы стали слышать звуки битвы, которые доносились с юго-востока, таким образом поняв, что штурм Штормового предела наконец-то начался. Зная организованность и боеспособность Жоры Говорова - Станниса Баратеона, я назначил выдвижение через полтора часа, которые планировал провести за кружечкой холодного темного пива. Кирстен Пробитое Днище красочно рассказывал о соревнованиях по метанию коровьих какашек, которые проходили в деревне около Хайгардена. "… и тогда леди Оленна выразила свое возмущение по поводу того, что лепёха, брошенная с лопаты, попала ей на лицо, а я, знаете ли, таких предъяв не терплю, а посему дал им полтора дракона на деревенский переворот…" Насмеявшись от души я подумал, что талант управления великим Домом прямо пропорционален численности и боеспособности твоей армии. Мне вот тоже пришлось в первый день игры дать понять старосте деревни кто тут главный, и Конфликтный Капитан получил свое прозвище не просто так, однако мы все жили дружно, наслаждаясь тиранией Дома Грейджой и на островах царили всеобщая любовь и взаимопонимание.
Настало время выступать в поход. Двадцать пять человек - армия островитян и еще тридцать - легкие подразделения и отряды снабжения. Командир Виктарион Грейджой вел наш флот в Штормовые земли на своем флагмане "Железная Победа". У нас не было конкретного плана на чьей стороне принять участие в последней битве, мы просто хотели пролить много крови на зеленых землях и забрать себе богатую добычу.
Оказавшись перед полем боя, мы увидели следующую картину. Осаждающих чуть больше ста человек, почти половина из них лежит на земле и отдыхает, или же просто поливается водой, сняв шлема. Остальные либо героически стоят на жаре метрах в тридцати от стены, либо кидаются в ворота бесполезными "Электричками" (так в среде ролевых воителей называется способ взятия ворот противника, когда штурмующие, при правильном исполнении, продавливают строй защитников единым ударом, а при не правильном исполнении, и грамотных действиях обороняющихся, в воротах может погибнуть любое количество "электричек"). Мы с Виктарионом, стоя перед полем битвы, поняли, что нападающая сторона находится в одном шаге от поражения и приняли решение напасть на крепость. Подумали над тем, чтобы сначала атаковать осаждающих, а потом и защитников, но было очевидно, что двадцати пяти бойцов для этого мало, несмотря на восемьдесят лент армии, которые мы привезли с собой. Когда мы высаживались, королевская рать, медленно уничтожавшаяся об укрепления Штормового Предела, не предприняла никаких мер на случай нашего нападения на них с тыла, и только уставшие бойцы спрашивали на чьей стороне мы планируем драться.
Несмотря на то, что ролевые игры нравятся мне разнообразием возможных событий, существуют два вида игровой деятельности, от которых я не устаю: это ночной грабеж и штурмы крепостей, в которых нужно подумать. Два года прошло с момента штурма Каэдвена, в котором мы одержали победу, и я долго вспоминал и анализировал ту битву, которая была грамотной, но при этом очень долгой и город был взят хоть и с применением стратегии, но больше на морально-волевых качествах нашей команды и союзников. Так вот: взятие Штормового Предела я считаю просто идеальным потому, что с момента нашего появления практически не было лишних действий. Виктарион атаковал ворота, выстроив копейщиков так, чтобы они выбивали противников по одному длинными копьями, оставаясь при этом под защитой щитовиков. Баратеонам было не удобно отбивать эти атаки, и, надо отдать должное их командованию, они стали перестраиваться, защищаясь от разящих колющих ударов. В расчете баллисты с нашей стороны были крепкие парни, раз не спеклись на жаре в течении двух часов, однако их эффективность оставляла желать лучшего: они стреляли с двадцати метров, и иногда попадали в крепостную стену. Я пододвинул стрелковый расчет на расстояние пяти метров от ворот, и видя, что защитники укрепились, закрываясь от копий, убирал наших бойцов назад, и давал работать баллисте, которая по правилам игры убивала даже попаданием в щит. Наши действия добавили энергии уставшим воинам королевской армии, и они старались присоединиться к сражению. Я же не пускал их к воротам, чтобы не мешали работать нашим парням, а собирал всех подходивших в живой таран, потому что они обладали волей, достаточной, чтобы встать и продолжить сражаться и доспехами, чтобы вбежать в крепость по команде не смотря на удары. Виктарион, видя, что Олени перестроились, защищаясь от баллисты, вновь посылал в бой строй из щитов и копий, и мы с ним, не видя, но чувствуя друг друга громили оборону защитников как боксер заколачивает прижатого к канатам противника левой и правой рукой. Примерно через двадцать минут защитники в воротах стояли уже не так плотно, а в "Живом таране" уже скопилось порядка сорока бойцов, заряженных на прорыв и просто сверкающих агрессией. Я скомандовал железнорожденным разойтись в стороны, а большой "Электричке" махнул рукой и крикнул: "МОЖНО!" Лавина из одетых в доспехи людей пронеслась сквозь ворота как нож сквозь масло, а бой внутри города длился около трех минут и закончился уничтожением гарнизона так героически оборонявшего крепость Штормовой Предел.
Островитяне пролили достаточное количество крови и теперь, когда железная цена была уплачена, отправились забирать то, что полагалось им по праву. Среди железнорожденных не было такого понятия как "изнасилование", это называлось взять "морскую жену", видимо потому, что парни с железных островов так нравились девкам с зеленых земель, что ни одна не могла устоять перед их очарованием. Так вот пользуясь всеми благами, предоставляемыми только что покоренным городом, наша бравая армия разделилась на морских разбойников и морских женихов. Собирая все игровые ценности, до каких мог дотянуться, я увидел, как люди из королевской армии уносят тело Роберта Баратеона, и в срочном порядке предъявил свои права на обыск, найдя на трупе лорда Штормовых Земель пайцу ордена Дракона - такой могущественной организации, которая боролась за власть и собрала под собой практически всех сильных мира сего. Также от Роберта мне достался пузырек с эликсиром, который мог оживить человека даже после окончательной смерти, и стало ясно, почему союзнички пытались не допустить обыск, однако честность Андерса Айронвуда, подтвердившего мое право на трофеи, не оставила слабакам из зеленых земель шансов обмануть меня. Остальная часть добычи была менее значима, но тем, не менее, несколько золотых драконов приятно утяжелили мой кошелек.
Пока наша железная армия сражалась с неприятелем, а после штурма остужала свои тела в пруду, произошли два события, которые я считаю необходимым описать. Как известно, железо с наружи - железо внутри и если на железных островах живут железные люди, то яйца мейстера, который служит их лорду - тоже железные. Так вот, в одном из писем из Цитадели, Дин прочитал, как архимейстер назвал его глупым. Я не знаю, что послужило поводом к этому заявлению, может быть зависть к тому, что у нашего мейстера было наибольшее количество звеньев в цепи, но само это действо стало толчком к развитию наших технологий. Когда Дин со своим стюартом вошли в Цитадель, они планомерно собрали все оружие, которое лежало в колыбели знаний без какого-либо присмотра. Потом, с мечом в руке, отличавшийся немногословностью и угрюмым взглядом, Дин подошел к архимейстеру и произнес одно лишь слово: "извинись". А когда речь зашла о развитии обещанных нам технологий, разговор стал совсем "непринужденным", и фраза "лучше возьмите золото, а то железом заплатим" не особенно удивила деятелей науки, но стала финальным аргументом для увеличения лимита нашей армии на пятьдесят человек.
Вторым событием стало явление Тайвина Ланнистера в компании девушек из деревни "Подкискино" в Пайк. Начало этой истории уходит в прошлое, на несколько месяцев назад. Дело состоит в том, что лорд Бобрового Утеса начал такую активную финансовую деятельность, создал свою Лигу и подмял под себя несколько великих Домов, что мы задумали его тихонечко прирезать. За некоторое время до игры дела в этом направлении двинулись, и я составил рабочий план ликвидации главного Льва. Диверсионная группа проторчала весь день в Утесе и Ланниспорте, но Хранитель Запада упорно работал десницей в Королевской Гавани. После падения столицы, экономика стала играть не так как планировалось, и мы занимались актуальными делами, которым не мешали ни Ланнистер, ни его лига. И вот, когда мы о нем уже забыли думать, жены наших деревенских парней нашли "голубчика" на Ступенях и привезли его в Пайк в глубоко надвинутом капюшоне. Дежурным администратором наших островов в тот момент был Бейлон Грейджой, который потирая ладошки, рассказал обо всем эрлу Жнецу. И если бы Джордж Мартин увидел последние минуты жизни того персонажа, о ком сложена песня "Рейны из Кастамере", его точно хватил бы апоплексический удар. Тайвин Ланнистер стоял на коленях и умолял о пощаде, а Квеллон Грейджой прикончил его со словами "мне не нужен такой сильный враг".
Таким образом, когда мы вернулись с осады Штормового предела, лимит нашей армии составлял семьдесят пять человек, а из золотых слитков, за которые можно было получить ленты армии, Савейн Ботли готовился сложить печь. Руками мейстера Дина я разослал всем великим лордам Вестероса информацию о том, что Квеллон Грейджой теперь король Железных Островов, а Островная Партия Грейджоев, то есть наше ОПГ теперь держит все зеленые земли и, поэтому каждый великий дом должен нам по десять золотых драконов в цикл, а тому, кто не заплатит мы устроим проблемы. Когда я принимал дипломатов и Красного Замка, они передали мне благодарность юного короля, которая заключалась в том, что нам не нужно платить налог за текущий цикл. Я не стал восхищаться щедростью их самодержца, а только сообщил, что у нас теперь свой король, а каждый великий дом Вестероса должен нам по десять драконов каждый цикл и дом Таргариен - не исключение. Посол поправил меня, сообщив, что Таргариен — это не великий, а королевский дом. "Прошу прощенья, тогда пятнадцать - не хотел обидеть дом Таргариенов" - ответил я. "Но, тогда королевская армия будет с вами воевать - возразил посланец". Мы с Савейном Ботли взорвались смехом и на этой позитивной ноте закончили прием и пригласили гостей на коронацию Квеллона Грейджоя.
Ингрид Харлоу, после смерти ставшая Эстель Грейджой в качестве подготовки к жизни на железных островах ездила со своим женихом на море и привезла много полезного антуража, из которого по специальной команде от администрации, сделала Корону из Плавника. Наши жрецы, в момент подготовили обряд коронации, а все островитяне и гости Лордспорта собрались на поле для тинга. У Мергона Соленного и Лося Маленькой Мачты публичные выступления во славу Утонувшего Бога проходили всегда ярко, под крики восторженных железнорожденных и вошли в красивую традицию, поэтому коронация Квеллона Грейджоя стала великолепным экспромтом, в ходе которого на голову Жнеца водрузили корону Железа и Соли. Итак: посреди площади Железный Король встает сильнее и крепче, между двумя жрецами стоит шикарнейший морской трон, а чуть поодаль, но тоже в центре событий прохаживается Бейлон с чашкой, которую периодически поднимает кверху, когда все что-то кричат. Я подумал, что мне там самое место и вышел на серединку, подумал взять чашечку у старшего братца, чтобы получилась братина, но решил позвать и Виктариона - чтобы все трое сыновей короля Железных островов прикоснулись к торжеству момента. И в ту самую секунду, когда я звал только что вернувшегося со ступеней капитана "Железной победы", Бейлон Грейджой повалился на землю и стал активно задыхаться. Я замер и у меня в голове сама простроилась логическая цепочка: еще до начала игры я велел каждому целителю и мейстеру Дину раздобыть яд и дать пузырек мне, Эстель принесла его на четвертый день, когда нам уже не нужно было травить того высокопоставленного человека, для которого он предназначался, в целом яд уже был совсем не нужен и Бейлончик его прикарманил, решив всех удивить напоследок… вот гаденыш!!! Но к делу это не пришьешь, думать будут на меня, а значит нужно искать виноватого. Я сразу же велел закрыть порт, как вдруг выяснилось, что один корабль покинул Лордспортв тот момент, когда старший сын Короля Железных Островов начал клеить свои ласты. Наш свежекоронованный самодержец велел не выпускать меня из порта, а мы с Виктарионом в голос кричали друг на друга около моей Молчаливой и в итоге вместе отправились на ней за предполагаемыми злоумышленниками. Когда мы вернулись, выяснилось, что медицина у нас на уровне и Бейлоша-озорник чувствует себя хорошо, и через некоторое время поправится, а стюарт мейстера - наш "Эраст Фандорин" с огнем во взгляде обвинял меня во всех "тайных" смертях, случившихся на наших, не дающих заскучать островах. Состоялось совещание в тронном зале - Аланис винила меня в том, что я хотел убить Бейлона, чтобы унаследовать Морской Трон, я тоже обвинил Аланис в том, что она хотела убить Бейлона Грейджоя, чтобы овдоветь и выйти замуж за Кирстена Пробитое Днище, за что и был ей зарезан пока отвечал на какой-то вопрос Короля Железных Островов. Дражайшую сноху поместили в тюрьму, а меня принялись лечить. Виктарион принес волшебное снадобье, он же вытащил белый камушек, и я почувствовал себя хорошо - как ничего и не было.
Маунтян, щеголявший своей белой повязкой на голове очень удивился, что до сих пор жив, а король, собираясь отчаливать из импровизированного Вестероса в Москву, написал руками мейстера письмо, в котором сообщал, что до выздоровления Бейлона, за старшего останется его младший сын. Виктарион же, первым делом спровадил меня в Валирию, за яйцом дракона, и, принимая во внимание то, что игра заканчивалась уже через пятнадцать минут, становилось очевидно, что это был конец истории. В тот момент, когда ко мне подошел староста деревни, показалось, что финал моей личной эпопеи будет комический. Кирстен протянул мне алмаз и говорит: "На вот, Эурон. Прицепишь там в Валирии". Я в ответ подарил ему пайцу ордена Дракона, сказав, что каждому хорошему старосте нужна печать. Довольный Кирстен, характерным жестом приложив печать к руке, произнес: "На коровьих лепехах её шлёпать буду". "У тебя часом яйца драконьего не завалялось?" - спросил я, уже представляя, как он ответит что-то вроде: "Тююю, у нас этих яиц драконьих шо картошки, вон между лепёхами греются лежат", но оказалось, что их нет, а финал моей истории выходил эпическим.
С момента коронации Квеллона Грейджоя прошло не более получаса, но небо из светло-голубого превратилось в густо лиловое с багряными полосами. Дул ветер и где-то вдалеке собрались тучи, окрасив половину мира в темные цвета. Я крикнул призыв железным людям отправиться со мной в Валирию, и полный экипаж корабля набрался за считанные минуты. Били молнии, озаряя небосвод изломанными белыми всполохами, пока Бейлон Грейджой примерял доставшуюся по наследству от папы корону из Плавника, а Виктарион Грейджой жег на костре свою жену валлирийской крови, которую тщательно берег от меня, чтобы оживить драконье яйцо, я - Эурон Грейджой, отправился в поход в вечность на корабле "Молчаливая", чей прекрасный стан был украшен ожерельем с эликсиром возрождения, который чуть было не оживил оленьего вождя. Я отправился в поход в вечность с лучшей командой - самыми грозными воинами Железных Островов и валлирийским мечом "Веселый счастливчик". Небо искрилось молниями, а мы держали курс на самый край света - туда, куда не ходил еще ни один мореход, напевая главную музыкальную тему из "Пиратов Карибского моря". Такого красивого окончания игры у меня никогда еще не было.


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Мастерская группа "Наррентум" сделала замечательную игру, в которой идею о разных слоях власти, описанную Хазиным они совместили с миром Мартина. Наша Организованная Преступная Группировка с Железных островов в борьбе сильных мира сего за разные виды власти была своеобразной страшилкой, которая сама за власть не боролась, но периодически всем мешала. Очень часто, представители великих домов, пытались уменьшить количество вымогаемых мной денег или натравить на своих конкурентов, предлагая разные формы союза, на что я, характерно цокая зубами, отвечал своим партнерам по общению, что они являют собой элемент геополитический, а мы - уголовный, поэтому платите денежки и все у вас будет хорошо. Конечно же, эти слова выглядели убедительно только благодаря нашим воинам, которые регулярно демонстрировали свою выучку во время абордажей и ночных миротворческих миссий.
Здравствуйте, с вами снова Радио "Черная Щука" и я - DJ Шаман
Шаман из Щуки
Частый гость
Аватара пользователя

Сообщение Шаман из Щуки » 25 авг 2018, 02:10

Играть бравых морских разбойников не трудно, если вас сто человек, которые умеют и любят сражаться. Благодаря непрерывной внутренней игре на нашем архипелаге, Железные Острова стали практически настоящими. Ядро нашей команды ковалось на Мартиновке 15-го, Ведьмаке 16-го и на Третьей Эпохе 17-го годов; и в этом году мы сделали шаг вперед и вывезли сами свой отдельный город, который в процессе подготовки разросся до ста жителей. Когда в редкие моменты мне удавалось просто спокойно посидеть в тенечке, я с удовольствием наблюдал за жителями Пайка и Лордспорта, поведение которых позволяло забыть о том, что на самом деле они приехали из Москвы и Подмосковья, из Питера и Архангельска, Тулы, Ржева, Вологды, Набережных Челнов и Рязани.
Моей основной задачей было - понимать картину происходящего на полигоне и координировать наши действия, так, чтобы добыча текла к нам бурной рекой, а мы, плывущие на ее волнах, обходили подводные камни. Постоянно держать в голове много информации, которая иногда казалась абсурдом, но потом складывалась во вполне логичную мозаику было очень сложно, но благодаря КОЖО, которое компенсировало нашу островную изоляцию своей пассионарностью, а также некоторым агентам на местах у меня получилась вполне нормальная разведка организованной преступности Вестероса. Мне даже понравилось играть в шпионаж, и, если кто-то, прочитав этот рассказ, захочет со мной поиграть в разведку, пишите: https://vk.com/shamansg, я постараюсь запомнить своих агентов в лицо и не казнить на ночной дороге. Одна голова - хорошо, а две - мутация, но для четырехдневной непрерывной ролевой дипломатии мне очень не хватало моего друга Михалыча, с которым мы хитры по-разному, но, благодаря шестнадцатилетнему стажу общения чувствуем друг друга также хорошо, как с Костей, когда вколотили оборону Штормового предела. Параллельно дипломатической деятельности, я зачастую оказывался дежурным администратором в Пайке и решал множество текущих вопросов. К концу дня я напоминал себе чайник советской эпохи, подбрасывающий крышку с характерным свистом, и ночной грабеж - простой как топор и чистый как слеза младенца, приводил мою нервную систему в полный порядок, за счет чего сон всю игру у меня был крепким и здоровым.
Одним из показателей качества игры для меня является глубина погружения в игровую реальность, и в отличии от предыдущих игр, у меня не было катарсиса в какой-то конкретный момент игры, но при этом я могу сказать, что погружение было постоянным, благодаря тому, что меня окружали люди, которые не выпадали из игрового процесса. Конечно же, красочность моего восприятия игрового Вестероса возросла благодаря личным артефактам, таким как валлирийский меч "Веселый Счастливчик" и корабль "Молчаливая", ходить на котором железнорожденные считали за честь. Именно с этим кораблем связана еще одна смешная история: после окончания игры, всю ночь жители импровизированного Вестероса пили и гуляли, и один из мастеров, будучи изрядно навеселе, пытался украсть мой корабль, но вместо задуманного упал в овраг, лишний раз подтвердив, что у этой ладьи есть только один капитан.
Почти каждый мой рассказ про игру заканчивается тем, что я описываю так любимое мной ощущение дыры во времени, когда ты был в лесу четыре дня, а кажется, что пару месяцев. Так вот, в этот раз оно тоже, конечно же, было и очень сильное, но самое интересное, что ностальгия по Железным Островам продолжается до сих пор. Спасибо команде П. О. Р. Н. О за эти прекрасные дни, спасибо, что вы есть!
Здравствуйте, с вами снова Радио "Черная Щука" и я - DJ Шаман
Шаман из Щуки
Частый гость
Аватара пользователя

Сообщение VasilisK » 25 авг 2018, 03:03

Тебе нужно писать книги :)))
VasilisK M
Администратор
Аватара пользователя
Возраст: 38
Откуда: Санкт-Петербург
Skype: ksilisav


Вернуться в Ролевой форум

Кто сейчас на сайте

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3